В театре не бывает выходных

В течение последних семи лет в Армении и в других странах большое развитие и распространение получили сериалы. В связи с этим многие  обеспокоены тем, что это может плохо повлиять на посещаемость армянских театров. Однако необходимо отметить, что театральное искусство в Армении всегда занимало и занимает особое место в культурной жизни армянского общества. Одним из таких ярких примеров является Государственный русский драматический театр им.       К.С. Станиславского.

Август 1937 года оказался судьбоносным для  создания будущего театра. Именно тогда в тбилисской гостинице «Ориант»  встретились  великий актер –  Владимир Михайлович Добровольский и первый директор будущего Русского драматического государственного театра Армении Казар Манукович Казарян. Правительство Советской Армении летом 1937 года вынесло постановление о создании в Ереване государственного русского драматического театра. 15 ноября 1937 года состоялась премьера первой постановки театра «Очной ставки». С тех пор прошло 74 года, но и сегодня Русский театр является пропагандистом лучших классических произведений русской, армянской и зарубежной литературы. И вот уже на протяжении 46-ти лет театром руководит народный артист Армении, заслуженный деятель искусств РФ, профессор, лауреат премии Станиславского, Академик МАТ (Международной Академии театра) и многих других премий, АЛЕКСАНДР САМСОНОВИЧ ГРИГОРЯН, высоко образованный, интересный, искренний человек.

«Театр – отражение жизни»

— Если провести параллель между советским и нынешним театром имени К.С. Станиславского, какую роль играет Русский театр в культурной жизни Армении сегодня?

— Русский драматический театр им. К.С. Станиславского – уникальный театр на всей территории СНГ, который имеет 99% русскоязычного населения армян актеров. У нас один из самых сильных актерских составов в Армении.  И самое приятное, когда мы выезжаем в Москву, Санкт-Петербург, Одессу, Брест и другие города, нас отмечают как театр, который блестяще говорит на русском театральном языке. Никто иной, как  главный редактор «Литературной газеты» Ю.М. Поляков, который у нас был в гостях и смотрел свои спектакли, отметил: «Высокая культура сценической речи армянских актеров, говорящих на русском языке, очевидна». Наш театр, однозначно, играет огромную роль в культурной жизни Армении.

— Можете рассказать о самом трудном периоде Вашей профессиональной деятельности?

— В нашей творческой деятельности наступил самый сложный и противный период тогда, когда рухнул СССР. Вместе с гибелью Союза погибло нечто очень высокое, такое морально отстоявшееся, культурное наследие, которым владели коммунисты, пусть подчас даже обманом, но они этим владели. Они своим моральным кодексом коммунистического общества, с моей точки зрения, переписанного просто с божеских законов, могли создать эту ауру высокого, духовного насыщения людей. Самый трудный период в моей жизни был тогда, когда первым демократическим правительством и АОД-ом было запрещено школам, институтам, производствам ходить в  наш театр. Первые удары я получил тогда, когда ко мне в кабинет вошли несколько молодых людей с автоматами в 11:00 утра и потребовали вечером «говорить» только на  армянском языке актерам в Русском театре. Я сразу понял, что имею дело с необразованными, циничными людьми. Несмотря на то, что на улице стреляли, был  камендатский час, касса театра всегда была открыта. Преодолевая все эти преграды, жители Еревана приходили в театр. Не было света, нам приходилось играть при свечах. Впервые свечи в театре зажглись именно в нашем Русском театре им. К.С. Станиславского. Это ушло в историю, но вместе с тем отголоски этого остались. Я думаю, что жители Еревана, наверняка, благодарны Русскому театру, которому удалось выстоять свое имя.

— Можете назвать неудавшуюся постановку, если такова была?

— Такие случаи, конечно, были, особенно в советское время, когда были социальные заказы, полупартийные пьесы с национальным направлением. Но, к большому счастью, их было мало. Например, когда нужно было поставить пьесу А. Гельмана «Обратная связь», передо мной стояла цель: из партийной пьесы создать художественное произведение. Когда приехали критики из Москвы, они поразились, с какой удивительной художественностью такие актеры, как И. Нагавкин, Г. Коротков, и др. играли эту партийную пьесу.

— Что для Вас важнее: признание коллег или зрительская любовь?

— Вопрос, на который можно ответить так: 50% на 50%. Очень важно, чтобы коллеги принимали или не принимали ту эстетику, мировоззрение, которыми ты руководствуешься и пытаешься провести сквозь театральное искусство. Хочешь или не хочешь, ты зависишь от этого и преподносишь зрителю свою точку зрения на жизнь. Ведь театр – это отражение жизни. Для меня вообще не важно, чтобы все люди, которые занимаются искусством, относились к моему творчеству положительно. Существует определенная часть коллег, которой я верю, эстетику которой я согласую со своими понятиями.

Зрители в Армении не очень неоднородны; зрители, которые любят искусство, которое называется «халтурой». Зрительный зал у нас часто заполняется людьми, которые, во-первых, издавна любили этот театр, во-вторых, людьми, которые поверили в театр, и что самое главное, молодежь, которая активно посещает постановки. Для меня очень важен кассовый показатель публики, которая приходит в театр по своему желанию. У нас с годами растет именно такое количество зрителей.

— Поделитесь своими воспоминаниями о коллегах, с которыми прошли долгий творческий путь?

— Г. Ген, который отличался юмором,  таким баловнем судьбы, Сумароков, Феллер,          Н. Егорова, Ю. Колесниченко и другие были всецело преданы театру. Я очень высоко ценю творчество: Л. Хачатрян, И. Марченко, Ф. Давтян, С. Магалян, И. Арутюнян,          А. Казарян и др., так как они всей душой и сердцем безотлагательно работают над тем, чтобы укрепить авторитет театра. У актеров не бывает выходных, они охвачены желанием продемонстрировать свой профессиональный уровень, и это не может не отражаться на деятельности нашего театра.

— Вспомните самый смелый поступок Вашей молодости

— Самый смелый поступок – приезд в Ереван. Тогда я руководил Смоленским театром, труппа которого составляла  больше 70 человек. В 1964 г. Русский театр в Тбилиси и Баку находился в хорошем состоянии, а о театре в Ереване говорили как о театре на задворках. В то время я дал себе слово, если я когда-нибудь поеду в Ереван, я должен поднять уровень театра до возможных высот. Мне это удалось сделать. Наибольший расцвет театр получил в 80-ых годах. Не было такого города СССР, который нас не приглашал бы на гастроли: от Архангельска, Сочи до Магадана, не говоря о Москве.  Если я уезжаю на какой-то период времени, то буквально проходит неделя, я скучаю по Еревану, к которому прикипел, армянским лицам, своему дому, семье и по родному, любимому театру, которому отдал столько лет жизни.

Театральная жизнь наших дней

— Можете охарактеризовать  Русский театр одним словом?

— Мы привыкли говорить, что наш театр – это Русский театр с небольшим армянским акцентом. Но я думаю, что наш театр – это театр, богатый русскими традициями, но с большой армянской духовной культурой и душой.

— Что бы Вы изменили в современном армянском театре?

— Я бы желал, чтобы уровень наших армянских театров творчески реформировался. Не скрою, что мое давнее расположение к Драматическому театру им. Г. Капланяна остается прежним. Я люблю работающих людей, у которых постоянно что-то видоизменяется в репертуаре в связи с современной жизнью в сознании руководителя. Я уверен, что недостаток театра им. Г. Сундукяна заключается в том, что уже несколько лет он не имеет творческого лица, худрука или главного режиссера. Ведь руководитель, в первую очередь, человек, ответственный за все: моральный климат, дисциплину и т.д.

—  Довольны ли Вы игрой современного театрального коллектива?

— В целом да. Оценка актеров для меня самое главное в театре. Не музыка, не оформление, которое также имеет значение, безусловно, но то, чем питается зритель, когда приходит: духом, нравственной подготовкой актеров, миром душевных сил, который он может получать от нашего актерского состава. Меня радует, что многие наши актеры пользуются такой не дешевой популярностью, связанной с рекламой на телевидении и т.д., а именно своим ощущением, пониманием театра.

— Много ли у Вас возникает творческих разногласий во время репетиций? Как Вы их преодолеваете?

— Я недавно вернулся с репетиций во МХАТе им. Чехова, проводимых  с крупнейшим деятелем мирового театра – Олегом Табаковым. В Москве я собираюсь поставить пьесу Эдуардо де Филиппо «Филумена Мартурано», в которой  О. Табаков играет главную роль – Доменико Сориано. Даже там у нас возникают споры, но это –  творческие споры. Я принимаю споры.  Во время репетиций в нашем театре последнее слово принадлежит мне не только  просто по руководству художественным театром, а еще и по линии профессиональной, человеческой,  так сказать, по мудрой линии. Я люблю доверять не только актерам, но и молодым режиссерам. В последнее время мне очень помогает актер Ерванд Енгибарян. Не все получается с теми, кто приходит со стороны. У нас случай был с Н. Цатуряном, который, к сожалению, не очень серьезно подошел к постановке «Фельдфебель баттерфляй». Тем не менее, мы выправили спектакль, который сегодня идет успешно. Очень хорошо у нас зарекомендовал себя А. Элбакян. Я сейчас ищу человека, который мог бы прочно занять место молодого режиссера.

— Сегодня многие актеры театра снимаются в сериалах. Как вы к этому относитесь?

— Я отношусь положительно чисто в экономическом плане. После этого известность актеров прибавилась. Был такой период, когда некоторым нашим актерам, «прозвучавшим» пару раз в сериалах, показалось, что они «звезды». Пришлось их вызвать в кабинет и популярно объяснить, что до звезд им далеко. Я ничего дурного не вижу, если существует какая-то степень этического поведения. У Станиславского есть замечательная фраза о том, что каждый из актеров должен знать, актером какого театра он является, и всегда должен нести в себе дух этой культуры, образованности, который должен отличать от других театров.

«Я люблю журналистов»

— Как относитесь к критике? Любите журналистов?

— Я люблю журналистов. Критика ко мне относилась всегда с большим уважением, на всех фестивалях практически я получал очень высокие отклики. Даже с такими выдающимися критиками, как Л. Ахвердян, Л. Халатян, М. Яхонтова, Б. Барсегян, С. Авакян, С. Дароян, у меня всегда были ровные отношения. Я не всегда понимаю тех критиков, которые пишут свое мнение о пьесе, а не о спектакле. Я принимаю ту критику, которая с позиции постановки хочет тебе помочь. Но что бы не было написано о нашем театре, я всегда вывешиваю на наш театральный стенд.

— Есть приглашения на гастроли?

— Мы постоянно имеем множество приглашений на фестивали, гастрольные предложения. Русский театр с постановкой «Лунное чудовище» одновременно приглашают  сразу в Иркутск, Читу, Новосибирск, Талин. Ереванский спектакль, который произвел потрясающее впечатление на фестивале в Одессе. Я пока выбрал Читу.

— Какие изменения ожидаются в репертуаре театра?

— В репертуаре театра ожидается замечательная пьеса «Маньяк» Ганны Слуцкой, дочери известного армянского кинорежиссера Генриха Оганесяна. Это пьеса о том, как нужно посмотреть на себя внутренне. Человек должен сосредоточиться на тех успехах, мнимых и фальшивых, которые иной раз могут  угробить его творческую жизнь. В репертуаре театра также «Кьоджинские перепалки» К. Гольдони. Меня очень увлекла литература  С. Довлатова. Сейчас я работаю с Константином Балаяном из Москвы над тем, чтобы превратить несколько рассказов Довлатова в пьесу. Хочу поставить также «Филумену Мартурано» у нас. Думаю, что это понравится нашему зрителю.

Марианна Асланян

 

Реклама

Метки: ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: